Третий глаз

Третий глаз

Случилась эта история на горе Вотто-ваара. Знойным летом. В самый разгар. С группой своих учеников — визардистов я поехал в аномальную зону Карелии для проведения запланированного интенсива по Системе.

Мы договорились встретиться на вокзале в Петрозаводске. И оттуда все вместе на заказанном автобусе отправиться к подножию привлекающей нас горы. От города это где-то 250 км по пересеченной местности. Почти день пути. Хочется добраться засветло, чтобы установить палатки и разжечь костер. В группе планируется 12 человек. Все посвященные визардисты.

Каждый приедет со своим походным скарбом: палаткой, резиновыми сапогами, дождевиком, сменными и теплыми вещами. Я стою на площади перед вокзалом, облокотившись о железные перила и ожидаю прибытие поезда. Еще утро. Погода хорошая. Я приехал в Петрозаводск за день раньше всей группы на своей машине, чтобы закупить провизию и все необходимое для нашего прибывания в лесу в течении 10 дней. Мой пикап даже не много просел под тяжестью всех необходимых вещей и смотрелся не много угловато в лучах тепло-красного солнца. Удостоверившись, что в округе еще никого из учеников нет, я вернулся в машину и не громко включил радио, предвкушая предстоящую поездку. Настроение было приподнятым. Я страстно желал этого путешествия почти целый год, и вот теперь вся организация и беготня уже позади.

Осталось только встретить людей на перроне, усадить в «Пазик», что послушно ждал своих пассажиров в нескольких метрах от моего авто; и двинуться в путь к таинственным и прекрасным местам волшебной Карелии. Я наслаждался этим предвкушением. Оно было глубоким и затрагивало каждую клетку моего тела своей возбуждающе-радостной волной счастья.
Дежурная по вокзалу объявила о прибытии поезда «Москва — Петрозаводск». Группа стала собираться около автобуса. Еще не все знали друг друга в лицо, и я дефилировал вдоль вагонов, чтобы меня было видно со всех сторон. — Так уж точно никто не потеряется и никого не забудем, — думал я. — Мою-то физиономию все знают.

— Здравствуйте, Анатолий Михайлович. Рады вас видеть, — слышал я с разных сторон. — С приездом, — улыбался я. — Как добрались? Как настроение? -Добрались хорошо. Настроение отличное. -Проходите туда, — я показывал пальцем на кучкующихся людей с рюкзаками. Там все наши.

Вскоре вся группа была в сборе и с приглушенными вздохами радости погрузилась в автобус. Он зафыркал и медленно, кряхтя переключением коробки передач с первой на вторую скорость, покатился по узким не везде асфальтированным дорогам по направлению из города. Путь наш лежал в сторону поселка Гимолы, от которого мы должны повернуть в лес на проселочную дорогу к подножию горы.

Дорога заняла больше времени, чем планировалось. Я был гружен до отказа, а детище советского автопрома не мог себе позволить двигаться быстрее из-за преклонного возраста. Мы часто останавливались, отдыхали, даже один раз искупались в озере. До места добрались к самому вечеру. Наскоро поставили лагерь. Поужинали в сухомятку. И упали замертво до утра.

По пробуждению соорудили костровище, собрали дров, развели костер. Сели вокруг огня и стали знакомиться друг с другом. Конечно это было формальное знакомство. Все уже давно перезнакомились в автобусе, и знали друг друга по именам и лицам, и другого представления не требовали. Но как положено на подобных тренингах, я официально представил каждого участника экспедиции и объявил об открытии нашего эзотерического лагеря. Пока закипал чай, я провел инструктаж по технике безопасности, рассказал о планах нашей поездки, похвалил всех, что захотели и смогли приехать.

Чай приготовленный на костре — это чудо. Он источает непередаваемый аромат. Имеет шикарный вкус. Пьется медленно и со смаком. Каждый горячий глоток — это целое событие, наполненное каким-то глубоким смыслом; какой-то своей едва уловимой внутренней философией. Он сближает людей, помогает рассуждать о совершенно разных простых и не понятных вещах; как будто в нем живет дух мудреца.

Общая идея собрала нас здесь, людей разных возрастов, профессий, социальной устроенности. Людей из разных уголков нашей необъятной родины и стран ближнего зарубежья. Из Сибири было трое: Марина — молодой врач из Красноярска; Лена и Нина — государственные служащие, связисты из Кемерово. С Москвы был Антон — программист. Скромный и молчаливый, как все системщики. Из Питера приехала бойкая, энергичная бабушка Ева, возраст которой был 72 года. Однако она несла такую же нагрузку как и мы все в пеших походах. Наталья и Володя — целители из Архангельска, любящие постебаться друг над другом. Не много странная, но открытая и добродушная Зуля из Алматы, постоянно требующая к себе внимания своими абстрактными жалобами на жизнь. Ната из Элисты, молодая романтичная девушка с печальными глазами, девственным голосом и слегка вывернутыми вовнутрь ступнями ног, что делало ее похожей на маленького медвежонка. Четыре человека с Украины: Лера — сочная молодая женщина яркой внешности, владелица маленького продуктового магазина в Мелитополе. Татьяна из Запорожья, экстрасенс и предсказательница с темным цветом волос и глубоким пронзительным взглядом хищной птицы. Ее сестра Лариса — бесхитростная, слегка угловатая хохлуша с детским лицом и твердым характером, хозяйка фирмы бытовых услуг. Она приехала с сестрой за компанию, чтобы отдохнуть на природе от бизнеса и городской жизни. Настоящий хохляцкий казак Радик, который и будет главным героем нашего рассказа, тоже из Запорожья. Талантливый малый. С широкой душой, худощавым телосложением, высокой половой и духовной активностью. Кичится как школьник своими поступками. Очень ранимый, стеснительный, поэтому до сих пор не женат. Долго думал ехать ему или не ехать на гору за знаниями. Прикидывал, решал, сомневался. Подробно расспрашивал меня о том какие женщины будут в группе, и только поняв для себя, что варианты возможны, купил билет на поезд. Он — скромен, не казанова, просто искал себе жену. Нашел ее через год после возвращения из поездки. А в поездке нашел себе третий глаз! Но все по порядку…

Вотто-ваара известна своими тайнами. Это — чудесное и очень сильное Место. Сюда приезжают люди, ищущие себя. Люди, идущие по пути духовного развития и самопознания. Гора помогает в духовном поиске и исполнении желаний. Она живая и своенравная. Местные стараются сюда не ходить. Побаиваются духов. Иногда здесь пропадают люди и происходят различные аномальные явления. Здесь царят законы природы! Здесь энергия чистая и свободная. Здесь человек — всего лишь гость. Красота вокруг неописуемая. Первозданная тайга, озера, незабываемые восходы и закаты. Ели стройные и высокие, тянутся своими пушистыми лапами к солнцу. Чем ближе к горе, тем растительность причудливее. Стволы и ветки деревьев закручиваются в узлы. Деревья ниже. Прямых стволов практически нет. Животные тоже не водятся. Разве что можно изредка встретить плотинки бобров, да услышать клекот пролетающих журавлей.

Об этом Месте складывают легенды. Называют его аномальной зоной. На самой горе и в радиусе нескольких километров от нее находится большое количество каменных сейдов. Ученые говорят, что их более двух с половиной тысяч. Ни их происхождение, ни для чего они сделаны никто толком объяснить не может. Одни говорят, что это культовые сооружения саамов, другие придерживаются мнения о наследии культуры Гипербореи.

Возраст сейдов варьируется от двух до пяти тысяч лет. Расположении хаотичное. Исследователи тектонических процессов уверяют, что сейды стабилизируют магнитное поле планеты. И этот культурно-исторический комплекс связан с другими мегалитическими сооружениями Земли. Возможно это так, а возможно, они имеют и другие не понятные нам функции, например, сохраняют утерянные знания древних, являясь вечными духовными книгами. Каждый сейд — это бит информации, которую требуется прочитать. И тот, кто найдет этот ключ — станет самым мудрым человеком цивилизации. Как бы мне хотелось это суметь! Как бы хотелось хоть на чуть-чуть прикоснуться к знаниям древних! Как бы хотелось ощутить сопричастность с нашими далекими прародителями! Но увы. Мечты остаются мечтами, а знания скрыты от нас толщей неумолимо бегущего времени.

Первые дня дня нахождения у горы, я запретил своим ученикам выходить из нашего лагеря. Попытки рвануть с места в карьер, то есть, с социума в тайны природы, не заканчиваются ни чем хорошим. Требуется адаптация в лесу. Растождествление с социальной жизнью.

— Когда мы на гору пойдем? — слышал я возмущенные вопросы. — Мы готовы. Нам надо. — Скоро пойдете, — упорствовал я, через два дня. — Вам требуется забыть о том, что у вас есть за пределами этого леса. Ваша энергетика, сознание должны синхронизироваться с живыми энергиями природы. Вам требуется успокоиться и убрать внутреннее напряжение ожидания. Вам следует научиться ждать и делать духовную работу не когда вам хочется, а вовремя. Поэтому загорайте, собирайте ягоду, общайтесь, купайтесь на озере. Смотрите на небо. Наслаждайтесь тем, что вы есть. Работа с вами уже идет. Но чувствовать вы ее сможете только когда вас отпустит социум. Сотики выключайте, и вперед с деревьями разговаривать!

Мы оборудовали лагерь. Определили туалет, поставили умывальник и кухню. Напили дров. Костровище выложили круглыми белыми камешками. Сколотили стол, на котором разместили наши железные тарелки, ложки, кружки и другую кухонную утварь. Сделали массу других полезных дел. Отоспались.

Наступил день икс, Лера и Лариса остались дежурными по лагерю (без этого в лесу нельзя), а остальная группа направилась на гору. Высота Вотто-ваары около 700 метров. Расстояние от лагеря до вершины, если идти по окружной пологой дороге километров пять. Склон для подъема не крутой. Альпинистских навыков не нужно. Пройдет даже не подготовленный человек. Однако не все так просто как может показаться на первый взгляд. Иногда такое расстояние можно пройти только часов за шесть. Каждый шаг может быть вязким и тяжелым и любое движение даваться с большим трудом. Все зависит от группы, от тяжести проблем каждого человека. От загруженности сознания. Ведь это не просто прогулка по лесу, это — духовное путешествие. Бывает, что группа взбирается на гору за час, легко и без остановок. Даже дыхание не сбивается. А бывает вскарабкивается полдня.

Мы шли легко. Сказывалась энергетическая готовность группы. Я замыкал колонну и жестами указывал направление Лене и Татьяне, которые двигались первыми. За ними шли Володя с Натальей и далее по списку. Пыль грунтовой лесной дороги плавными клубами поднималась до уровня колен и тут же оседала. Шли молча. В аномальной зоне не принято разговаривать попусту. Каждое слово может сказаться по возвращению домой. Каждый был сконцентрирован на своих желаниях, на своих целях, на своих ощущениях.

Лунный ландшафт открылся неожиданно. Мы почти у вершины. Лес закончился и взору предстал сказочный пейзаж посторонней планеты. Деревья не выше человеческого роста. Стволы в причудливых изгибах и узлах. Листья скудными платьицами еле прикрывают покореженные ветки. Даже ели маленькие и желтые. Много сухостоя. Много поваленных стволов. Почва каменистая. Хаотично разбросаны огромные валуны, когда-то гонимые ледником. Трава густая, зеленая. Сквозь нее можно разглядеть какие-то тропинки. В прошлом году их протоптали рейкисты и космоэнергеты. Обилие голубики, брусники, черники. Идем, ныряя за ягодой. Руки и лица красные от наслаждения и вкуса. Глаза горят. Воздух пьянит. Вот первый сейд! Многотонная каменная глыба, стоящая на нескольких мелких камешках, как на ножках, на камне поменьше. Зрелище впечатляет.

— Главное, правильно войти, — говорю я. Останавливаемся. Делаем подношение. — Гора должна нас принять. Просим разрешения двигаться дальше. Каждый просит своими словами. Энергия начинает тянуть. Идем. Сейды уже вокруг, справа, слева. Мы лавируем между ними. Они разные по размерам и весу. Каменные глыбы не природного происхождения. Квадратные, прямоугольные, овальные. Обработаны какими-то фрезами. На некоторых видны следы от буров. Кто это все сделал? Кто способен на такое? В таких местах человек чувствует себя муравьем. У нас благоговейный трепет. И восхищение!

На камнях растет разноцветный мох, красный, желтый, зеленый, белый. Это придает окружающему пейзажу дополнительный колорит. Мы попадаем в «амфитеатр» — каменную гряду напоминающую собой колизей. Это кратер потухшего вулкана. Отсюда видна большая часть горы.
— Вот это да!
— Камни как спины динозавров!
— Сейдов очень много! А там, смотрите, какой здоровый!
— Да тут много таких здоровых.
— Это что, озеро?
— Больше на болотце похоже.
— В сильную жару пересыхает.
— Посмотрите какое здесь небо красивое!
Первозданная тайга раскинулась вокруг Вотто-ваары. Вид завораживающий и чудесный. Вдалеке глаза озер сверкают на солнце своими чистейшими моноклями. Лес, озера, много озер, реки.
— Красотище!

Группа разлеглась на ладони огромного белого камня, чтобы хорошо осмотреться, отдохнуть и приготовиться к выполнению первого задания. Кто-то уснул в блаженной ребяческой истоме, кто-то завороженно продолжал любоваться окружающим ландшафтом.

— Сейды обладают энергетикой. В каждом из них живет свой дух. Если вы оказались здесь, то значит, вас призвали сюда духи. Вам следует найти того духа, который призвал вас сюда. — говорил я. — Следуйте своим ощущениям. Идите и найдите свой сейд. Поговорите с ним. Поблагодарите его. Сделайте ему приношение пищи. Настройтесь на его энергию. Встречаемся на этом месте через три часа.

Все разошлись. Я отправился на поиск своего сейда. Ощущения поиска можно сравнить с притяжением железа к магниту. Внутри возникает тяга в определенную сторону и тело автоматически двигается в выбранном направлении. Сейд притягивает. Голова не понимает куда идти, а ноги как бы переставляются сами собой. Появляется желание преодолеть это расстояние как можно быстрее. И вот он! Среди других, особый! Твой! Он звал! Он манил! И я здесь! Это как вспышка! Как озарение! Так приходит понимание. Ты понимаешь, что это именно тот сейд!! К нему ты шел тысячу километров от самого дома.

Первое, что приходит рядом с твоим сейдом — это эмоции. Они нахлестываются одна на другую, не давая опомниться. Они подступают, и комком в горле, и глубоким грудным смехом, и всевозможными обидами, и стенаниями, и страхом не вернуться назад в город, и детскими претензиями, и слезами беспомощности и несмываемого греха, и спокойной уверенностью, и всеобъемлющей любовью. Их цвета ярки; и тебя словно раскручивает в потоке этих стремительных энергий. Я вижу образы и слышу голоса. Я вспоминаю разных людей из своей жизни, кому я делал плохо, и тех кто поступал в отношении меня не лучшим образом. Я прощаю их и прошу прощения. Я встаю на колени пред появившимся духом и трепетно глажу обеими руками поверхность шершавого камня. Мне требуется участие и поддержка. Но я получу только то, что сможет отразиться в моей душе. Никак иначе. Таков закон. Я проработаю здесь, что смогу, а остальное придется проходить по возвращению домой. Меня накрывает все больше и больше…

Все мои ученики будут проходить свои уроки, вернувшись в свой родной город. Гора дает возможности быстрой трансформации. Не всегда она сопровождается комфортным состоянием. Какой духовный рост происходит безболезненно? Но ведь мы сознательно идем на это! Мы готовы страдать, чтобы меняться! Мы хотим постижения внутренних реальностей! Жаждем самопознания и самораскрытия! У нас особый склад ума, особое отношение к жизни. У нас есть зов!

Глубоким вечером мы вернулись в лагерь. Каждый со своим опытом, со своим откровениями. Общей радостью, чувством голода и усталостью. Потом были другие походы и другие дни. И другие маршруты. И каждый раз мы находили в этом новый интерес и новые состояния.
В исследованиях горы и ее окрестностей, медитациях и энергетических упражнениях прошло еще семь дней. Мы набрались сил, энергетически наполнились, похудели, помолодели. Лучше узнали себя и друг друга. Объединились и сдружились. Наступил последний вечер нашего пребывания в аномальной зоне. Утром придет автобус и мы отправимся к цивилизации. С тем багажом, что получили на тренинге.

— Михалыч, — глядя на меня в упор, сказал Радик. Я днем на горе нож забыл. Я полон решительности пойти туда в ночь и провести на вершине магический ритуал для раскрытия третьего глаза. За одно и нож заберу. При этом Радика уже распирала энергия и возражения он понимал плохо.

— Не стоит в ночь одному ходить, — запротестовал я, — и так уже много сделали. Лишнее будет. Перекачка возможна. А третий глаз он когда надо сам откроется.
— Ну хочется мне, — подпрыгивал от напряжения Радик. — Можно я схожу? Я осторожно. У меня и фонарик есть, и ночь светлая, и дорогу я знаю. И место я себе уже наверху присмотрел. Когда еще такая возможность представиться?
— Да успокойся ты, — говорила Татьяна.
— Завтра уже домой, а он еще хапнуть хочет, — поддерживала ее Лариса.
— Ложился бы спать, — вторила им Лера.
— Хе-хе, — вздыхал Владимир своим тоненьким голоском.

Марина проявляла свою врачебную выдержку и молча наблюдала за происходящим.
Радик стоял на своем. Ну не силком же его держать? Я дал свое согласие на «ночной дозор» и довольный Радик скрылся за деревьями на вечерней тропинке.

Ночь в лагере прошла быстро. Мы проведи медитацию у костра и отправились спать. Утром всех разбудил громкий смех Ларисы. Выбравшись из своих палаток мы увидели испуганного, но довольного собой Радика и согнувшись в три погибели, гогочущую Ларису. Она не могла произнести ни слова, только показывала пальцем на вновь испеченного «ясновидящего». Мы окружили его со всех сторон и стали разглядывать. Кровь запеклась на его просветленном лбу. Глаза горели адским огоньком, а как раз в районе междубровья, находился свежий, заметный даже с большого расстояния, «третий глаз». Точнее это была огромная синяя шишка треугольной формы, аккурат примостившаяся в нужном месте, ведомого духовными поисками, человека! Шишка красовалась в лучах восходящего солнца, придавая Радику ореол победителя. Все с восхищением и радостным интересом, возбужденно любовались этим незабываемым зрелищем, и признавали Радима почти что героем. Он был как пьяный. Его шатало от переполнявших впечатлений и зашкаливало от энергий. Язык заплетался от усталости и бессонной ночи. Слова заглушали не долетая до слушателей, но все-таки он поведал нам свою историю, которая положила всех нас на землю от хохота. Только Зуля стала причитать и охать, и чуть не потеряла сознание от наплывающего сочувствия.

— Поднялся я хорошо, начал Радик, широко улыбаясь. А шо? Уже ведь все знаю. Тропинка ясной была. Шел по ней. Нашел место, что заприметил днем. Там такая удобная расщелина между камнями. Ни ветра, ни мошкары. Собрал дровишек для костерка. Развел огонь. Сижу ваши мантры читаю, молитвы. Жду, когда третий глаз откроется. В темноту смотрю, на звезды. Очертания всякие диковинные кругом. У меня холодок по коже. Тут вижу — звезда одна цвет меняет с голубого на оранжевый и двигаться начинает. Сначала медленно, потом побыстрее. Все ближе становится, все больше. НЛО! Я рот раскрыл. Круто! Ощущение единства с высшим разумом… И тут я понимаю, что оно ко мне летит. А у меня костер разгорелся! Искры и дым в разные стороны. Видят меня с летающей тарелки, значит. Я и присел. А вдруг заберут они меня к себе для опытов? Шо я делать буду? Не женатый еще. Я подпрыгиваю. Свою куртку с себя сдергиваю. Нагибаюсь, чтобы костер ей тушить. И так со всего размаха удачно нагнулся, что прям лбом об камень. Очнулся, когда уже светало. Ощупал себя, огляделся. И бегом в лагерь.
Радик принял позу римского императора. Он был страшно доволен собой. Еще бы! Он спасся от инопланетян, у него появился третий глаз! Он настоящий герой!

Пока автобус двигался до Петрозаводска, разговоров было только о Радике. Над ним смеялись, но его уважали. Он получил свой особый незабываемый опыт. И это наполняло его внутренним смыслом. На платформе у вокзала настроение у группы не много испортилось. Было грустно расставаться друг с другом. Грустно уезжать. Мы все сроднились за это время, стали друг другу как родные. В каждом из нас жила надежда на дальнейшее общение в обычной жизни и на скорую встречу в будущем. Вотто-ваара уже снова ждала нас у своего подножия.