Ах, Одесса

«Ах, Одесса, жемчужина у моря» — так когда-то пел великий Леонид Утесов.

Иван стоит у его памятника на Дерибасовской улице и тихо насвистывает мелодию песни. Он приехал в этот город по приглашению организаторов семинара. Он проведет его в завтра. А пока экскурсия по старой Одессе: Потемкинская лестница, памятник Дюку, Приморский бульвар, Греческая площадь. Красота и колорит местной жизни.

Иван живет в Москве. Занимается магией. Обучает. Получил заявку на проведения семинара. Приехал по приглашению Илии, энергичной сильной женщины, увлекающейся его методиками. В общении по электронной почте и телефону они договорились о встрече. Она была настойчива и тактична. Иван понравился Илии. Илия тоже была симпатична Ивану, хотя и не была в его вкусе. То есть, она понравилась ему как женщина, на которую можно смотреть, но не трогать. Ему было приятно находиться в ее обществе; на этом его устремления к ней заканчивались. Его интересовал семинар, и качество его проведения. Илию же больше интересовал сам Иван, а семинар был средством более близкого знакомства. Об этом Иван узнал гораздо позднее. Гораздо. Пока все выглядело вполне пристойно и по-дружески. Они гуляли по городу, и она рассказывала ему о местных достопримечательностях. Никаких вздохов и ахов в свою сторону он не замечал.

Иван прилетел в Одессу позавчера. Сначала он сообщил Илии, что прилетит на день раньше. Потом планы его изменились, поскольку он захотел втайне от всех посетить одну пышногрудую знакомую по имени Люда, и сообщил Илии время прилета на день позднее. Он не знал, что Илия строит на него свои планы, и будет проверять его прилет. Она приедет в аэропорт с проверкой — прилетел ли Иван в первоначально указанную дату. И будет наблюдать как он выходит из зала прилета и его встречает другая женщина. Она будет со злобой и обидой наблюдать как они садятся в такси, и поклянется отомстить за причиненные ей переживания. Илия никогда не раскроет секрет своей слежки Ивану, пока он не узнает об этом от других людей. Узнав о таком выпаде с самого начала, Иван бы выстроил с Илией совершенно иные отношения. Но он не ведал об этом происшествии, и даже не мог представить себе, что посторонний человек, которого он никогда в жизни не видел, станет следить за ним; начнет вести свою охоту.

— Тебе нравится наш город? — заискивающе спрашивала Илия, и преданно заглядывала в глаза Ивану. — Правда, здесь хорошо?

Они гуляли по старым одесским улицам, вдыхали запах моря. Обедали в уютном кафе.

— Ты так далеко живешь от нас. — лепетала Илия. — Люди так ждали твоего приезда. Они прочитали твои книги и очень хотят познакомиться с тобой поближе.

Иван довольно улыбался. Ему нравилась лесть и обхаживания. Внутри него кипели энергии. Он чувствовал себя нужным. Чувствовал королем. Кроме того, он был доволен вчерашней ночью, проведенной в объятьях жаркой блондинки, и наполнялся радостным состоянием успешно проведенного семинара. Его мозг был активным и сосредоточенным, а по телу разливалась легкая истома побеждающего самца.

Иван познакомился с Людой в Москве. Она пришла к нему на прием и с порога заявила, что денег у нее нет, но есть определенные прелести. Их можно использовать в качестве оплаты. Прелести у Люды действительно были, а вот варианта их использовать у Ивана тогда не было. Не было ни времени, ни настроения. Спустя пару месяцев представился случай побывать в родном городе Людмилы и дать ей возможность сдержать данное ей обещание «щедрой оплаты». Иван прилетел к ней на день раньше и шествовал в своих семейных трусах у нее дома. Он осмотрел кухню, осмотрел гостиную, изучил расположение ванной комнаты и туалета. Иван любил хорошие туалеты. Это вселяло в него уверенность и спокойствие. Он даже готов был отказаться от встречи с друзьями, похода в театр или какой-то выставки, если там не было хорошего туалета.

Люда не много комплектовала, и вероятно от этого говорила без умолку. Она щебетала как птичка. Речь ее была быстрая и не о чем. Иван почти не слушал ее. Он вообще почти не слушал людей. Ему нравилось наблюдать свои личные состояния. Когда какой-нибудь человек начинал говорить долго и Ивану это надоедало, он не останавливал собеседника, а входил в измененное состояние ума, откуда голос говорящего почти не был слышен. Внимание возвращалась наружу только тогда, когда Иван улавливал ключевые слова, типа: «деньги», «еда», «секс», «посвящение», «а не могли бы вы», и тому подобное. Все остальное время общения он находился по другую сторону невидимой прозрачной звуконепроницаемой стены. Поэтому бесконечное щебетание золотовласой голубки были для Ивана лишним поводом поразмышлять о своем внутреннем мире. О его величие и красоте.

Люда старалась понравиться Ивану. Она ему нравилась. Она поворачивалась к нему то левым, то правым боком. Рассказывала о том как не легко живется на Украине одинокой домохозяйке; о том, как ей не хватает крепкого мужского плеча; и о том, что всякие бабы — злодейки делают на нее всякие порчи и всячески завидует ее красоте.

Не сказать, чтобы Иван был заинтересован в этих беседах. Не сказать, чтобы ему это было интересно. Однако он старательно делал вид своего всепроникающего участия и в определенные моменты кивал головой, создавая иллюзию полного проникновения в самую суть этого разговора. И всех других разговорах, несмолкаемых уже несколько часов подряд.

Вдруг Иван почувствовал усталость. Сказался авиаперелет, смена климата, разница во времени. Он больше не хотел слушать изливания Людмилы, но врожденный природный такт не давал ему сил ее оборвать. Тогда он просто поставил ее на колени и занял ее рот очень важным делом. Ночь пролетела почти без разговоров, а утром уже была назначена встреча с Илией.

Иван позвонил ей по сотовому телефону и указал адрес, где его можно забрать.

— Привет, Илия. Я прилетел. На попутке со знакомыми доехал до такой-то улицы. Сейчас стою у обочины дороги. Приезжай. Я в твоем распоряжении.

— Хорошо. — пробурчала в трубке Илия. Приедем.

Иван вышел на улицу и стал ждать Илию. Машины все не было. Прошло полчаса, час, почти полтора. Иван волновался, что что-то случилось, и уже хотел вернуться на квартиру к Люде, но тут рядом с ним остановился микроавтобус. За ним приехали.

В машине сидели две женщины, Илия и еще одна.

— Привет. Привет, — улыбаясь сказали они.

— Привет. — Ответил Иван.

— Как долетел? — спросила Илия?

— Нормально. Тут же не очень далеко. Всего два с половиной часа лету.

— А когда прилетел? — уточнила она.

— Вчера. Я со знакомыми летел. Они меня до города подбросили. И мне веселее и вам ближе.

Илия улыбалась. Иван тоже.

— Это Алена, — представила она свою подругу. Она второй организатор семинара.

— Очень приятно, — сказал я.

Алена кивнула головой. Она была эффектной, приятно пахла. Иван ощутил к ней внутреннюю симпатию.

— Тебя поселим у Алены на квартире. Там же будет и семинар проходить, — как-то фальцетом сказала Илия.

— У меня там помещение для психологических тренингов. Я его психологам сдаю в аренду, — объяснила Алена. И там комната отдельная, чтобы тренер в ней жил. Удобно. Отдельный вход. Тихая улица. Всяких запахов во дворе нет. Расположение удобное.

— Людям удобно будет, — прервала ее Илия. — А когда к вам на личный прием можно записывать? На тренинг из разных городов приедут. Из Запорожья, Львова. Наши местные.

Иван пожал плечами в ответ: — Когда удобно, тогда пусть и приходят. На каждого человека по часу времени. Пока диагностика, пока работа. Нормально.

Автомобиль двигался по солнечным одесским улицам. Ни что пока не говорило Ивану о том, что этот город он запомнит на всю жизнь.

Семинар прошел великолепно. Иван рассказывал о магии. О чудесах, что она творит в умелых руках. Открывал тайны своего магического искусства. Объяснял законы и принципы своей авторской методики. Наглядно показывал ритуалы. Открывал и направлял различные энергии. Люди слушали, раскрыв рты. Были удивлены и довольны.

Задавали вопросы. Активно участвовали в процессе. Илия записывала семинар на видео. Иван рисовал схемы на доске. После восьми часов интенсивных занятий, семинар окончился. Люди разошлись. В зале остались только организаторы семинара и еще пару девочек, которые считались их близкими подругами.

— Давайте поужинаем, — предложила Алена.

— Давайте, — воодушевленно ответил я.

— Давайте, — сказала Илия. — Только мне надо съездить домой переодеться. Это полчаса, не больше.

— Отлично, — согласился Иван. — Как раз будет время не много отдохнуть.

Илия ушла. Иван и Алена обсуждали семинар. Другие девочки тоже ушли. Когда Илия вернулась, она была уже другой. Внутренне другой.

— Я с Аленой, — ужинать не пойду, — с ходу заявила она.

Иван опешил. Алена удивленно раскрыла глаза.

— Почему, — спросил Иван.

— Мне ее компания неприятна, — резко выдохнула Илия. — Пойдем ужинать. Ее с собой не бери, — приказала она Ивану.

Иван выпроводил Илию на улицу и велел ей ждать там. Он вернулся к Алене и попросил объяснений. Алена намеками пыталась донести до Ивана, какой человек эта Илия. Что с ней надо быть очень осторожным. Но Иван не понял ее объяснений. Он лишь испытывал вину за то, что доставляет Алене неудобства. Он стоял перед выбором. Ему предстояло решить, с кем пойдет ужинать, а значит, с кем продолжит дальнейшее общение. Он не мог понять от чего тут все так запутано; и почему нельзя быть вместе этим двум прекрасным женщинам. Он не знал ни одну ни другую, чтобы принять правильное решение. В его глазах они казались равнозначно ценными для него. Он пытался принять правильное решение. Не хотел ошибаться. Не хотел причинять кому-то страдания.

— За аренду помещения ты мне должен столько-то гривен, — сказала Алена.

— Ага, — покорно кивнул Иван, но что-то в этом предложении задело его.

Он рассчитался с Аленой. Она была обижена на ситуацию. Сидела, скрестив руки.

— Я сама не пойду с этой, — сказала она. —  Иди. Я не обижаюсь. Правда. Мы поужинаем в следующий раз. В следующий раз мы без нее организуем семинар.

Иван вышел к Илии. Она торжествовала победу. Какую угрозу Алена представляла для Илии? Она ее знала как человека! А Иван не знал ее. Он не чувствовал ее планов. Он так упивался своей персоной, что не замечал сгущающиеся над его головой тучи. Ему еще предстояло все увидеть и пережить. И вот они гуляли по Одессе, и Илия была рядом с ним.

Через полгода прошел еще один семинар, уже без участия Илии. Его организовала Алена. Как обещала. Илия приглашена на него не была. Однако она приехала перед его началом и долго стояла под окнами, делая вид, что у нее сломалась машина. Все полгода она забрасывала Ивана письмами по электронной почте, восхищаясь его талантами, способностями и красноречием. В каких-то письмах речь шла о сердечных чувствах, о любви. Илия была замужем. У нее муж и дети. Муж ее талантливый программист. Он написал программу для отслеживания всей корреспонденции с ящиков Ивана. Таким образом Илия была в курсе всей его переписки. Знала когда, с кем и как он общается в интернете. Владела достаточно большим объемом личной информации. Ей были известны слабые и сильные стороны Ивана. После того, как Иван отверг ее первые притязания, она позволяла себе писать некоторые письма от его имени. Подготавливала для себя клиентуру. Формировала списки довольных и недовольных клиентов и учеников. Вероятно, ее муж был в курсе ее дальноидущих планов, хотя Илия могла держать его и в неведении. Использовать в слепую. Она могла. Это в ее характере. Бывшая следачка, потомственная ведьма. Не без таланта. Обладающая острым умом и сильной волей.

Алена познакомила Ивана со своим мужем. Много времени они проводили вместе. Им нравилось быть вместе. Весело, насыщенно. Приличная компания. Иван рассказывал им свои истории из практики, они ему о своей жизни. Но тень Илии витала вокруг Ивана. Она не отступала, не сдавалась, не хотела уходить. Давление было приличное. Даже Алена сказала, что Илия колдует на него и на нее. Иван выслушал и отмахнулся. Он был уверен в себе. Был уверен, что ему ничего не грозит. Пообещал разобраться, и так ничего и не предпринял. Это была его ошибка. Он позволял себе ничего не делать. Позволял влиять на себя. Он так был одурманен своей исключительностью, особенным статусом «учителя», что пренебрегал энергетической защитой. Вел себя крайне непрофессионально. Он уже попался в сети. Он уже двигался от флажка к флажку.

В своем белом «лексусе» Алена везла Ивана на выставку. Зазвонил телефон.

— Алле, ответила Алена, нажав кнопку на руле.

— Это Илия. Я могу поговорить с Иваном?

Секунду поразмыслив, он кивнул головой и произнес: — Да.

— Я подготовила тебе сюрприз. Пожалуйста, приезжай по такому-то адресу. Приедешь?

Иван напрягся. С одной стороны, ему не хотелось ехать неизвестно куда; с другой, он ведь не ссорился с Илией. Она была ему нужна как организатор в будущем. Поэтому он и вел ее в письмах. И организовывать у нее получалось лучше, чем у Алены.

— Приду, — поджав губы, — сказал Иван.

— До встречи, — обрадовалась Илия. Там хороший сюрприз. Тебе понравится. Ты не волнуйся. Там будет много людей. Раздались гудки. Иан задумался. В голову не лезли ни какие варианты. «Пойду и увижу», — подумал он.

Алена подвезла Ивана к назначенному месту и поехала домой. Иан поднялся по лестнице и позвонил в квартиру на последнем этаже. Дверь открыл Валера, хозяин квартиры, тоже ученик Ивана.

— Проходите, — заулыбался он своими тонкими губами. — Чаю?

— Чаю, — разуваясь сказал Иван.

В комнате было еще несколько человек. Все они были на предыдущем семинаре и все были близкими друзьями и соратниками Илии. Они побрезговали явиться на семинар, который организовала Алена, и теперь захотели в приватной обстановке побеседовать с Иваном. Иван был рад их видеть, и охотно общался. Он не знал, что все они являются участниками любовного заговора против него. Голова его была как в тумане.

— Ты какого числа родился, Иван, — спросила Илия, сербая вкусный черный чай.

— Такого-то, — в ответ улыбаясь, ответил он. — Я еще молодой. Вроде.

Валера забил число и месяц рождения в компьютер и результаты показал Илии. Вся компания по очереди взглянула на мерцающий экран, и одобрительно закивала головами.

Иван не понимал, в чем дело. Его мало интересовали гороскопы, натальные карты, влияния астрологические звезд. Он больше признавал физиологию и работу духов. Выходя на балкон, глотнуть свежего воздуха, Иван различил слова: «все нормально», «подходит», «союз», «можно».

Вскоре все засобирались на выход. В комнате оставались только Валера, Илия и Иван.

— Скоро будет сюрприз, — заявили они.

Сердце у Ивана сжалось от какого-то смутного предчувствия опасности и чего-то грязного, и он, не смотря на уговоры, вышел на улицу. Его не хотели выпускать. Тогда он пообещал, что не много прогуляется и вернется. Очень уж хочется посмотреть на раскидистые каштаны на соседней улице. Ему поверили. Он не вернулся. На звонки Илии в этот день не отвечал. Позвонила Люда с претензией, что про нее забыли. Иван сбросил соединение на полуслове.

Илия позвонила с утра следующего дня.

— Ты много потерял вчера, — заявила она. Я тебе такой прекрасный сюрприз приготовила, а ты сбежал.

— Да, — спокойно ответил Иван. — И что за сюрприз такой, — продолжил он без особого интереса.

— Люди пришли. Тебя ждали. А ты не пришел. Стриптиз я для тебя заказала! Профессиональные танцовщицы. Под гитару. Весь праздник испортил.

— Извини, — удивленно произнес Иван. Про себя же подумал: «Слава Богу, что не пришел. Чем это все могло закончиться? Ясно чем».

Иван стал избегать Илии. Ее настойчивость возрастала. Она откровенно писала ему о любви. Предлагала свою женскую дружбу. Иван отвечал холодно, но тактично.

Илия нервничала. Стиль ее писем менялся. Появились угрозы и насмешки над Иваном.

Он прекратил с ней всякое общение и переписку удалил со своего сервера. Продолжить жить своей обычной жизнью.

Иван был женат. Двадцать лет. У него были свои сложности в браке, но как-то решались совместными усилиями. Его жена — простая, прекрасная женщина, хозяйственная и домовитая. Ивану не хватало с ней духовного единения. Ему мечталось о женщине, которая разделит с ним не только дом и постель, но и все его интересы и увлечения. Такого в браке у него не было. Он страдал от этого. Чтобы утолить свою душевную пустоту, пускался в тяжкие с дамами, увлекающимися эзотерикой. Дамы были чувственными, тонкими натурами. Давали Ивану те эмоции и смыслы, которые он хотел видеть. Иван получал от этого наслаждение, достойное поэта, и с уважением относился к каждой пассии. Это было не честно по отношению к жене. Он уважал и любил ее по-своему. Иван испытывал вину за содеянное, и старался заглаживать ее какими-то подарками. Жена догадывалась о его изменах, но терпела, потому что, любила.

У Ивана с женой не было общих детей. Они воспитывали дочку жены, девочку от первого брака. Общего ребенка не получалось. Ни естественным образом, ни с помощью врачей. К сорока годам для Ивана отсутствие собственного ребенка стало душевной болью.

Он стал подсознательно искать женщину, способную ему родить. Однако медицинские анализы говорили о его бесплодии, и надежда угасала.

Тем временем Илия даром времени не теряла. Она колдовала сама, подключила всех своих друзей и единомышленников. Делал заказы у бабок. Ни чуралась ни кладбищ, ни черных приворотов. Изощрялась как могла и выше того. Ее идея о том, что Иван должен стать ее мужчиной превратилась в навязчивость. Провести карточный расклад на отношения между ей и Иваном, между Иваном и его женой; подкорректировать карты, если расклад показывал не выгодное для нее решение — самое мягкое и безобидное, что приходило в ее кучерявую голову. Присоски, примочки, рассорки, привороты, эгильеты, программы, мыслеформы — лишь часть огромного айсберга. Ее расчеты были правильными и стратегии верными. Илия старалась во всю и имела смыслом своей жизни — только это!

Иван постепенно угасал. Он терял интерес к своей работе. Стал черствым с женой. Подумывал о разводе. К энергетической чистке продолжал относиться спустя рукава, надеялся на свой природный потенциал. Илия не надеялась, она активно работала, действовала, забрасывала Ивана письмами. Среди которых были, и хвалебные, и угрожающие. Иногда Иван просматривал их, но не отвечал. Тогда Илия занялась тем, что писала его ученикам письма от его имени и с его адреса. Ей удалось убедить организаторов в других городах, чтобы они отказались от сотрудничества с Иваном.  Семинары отменялись, работа заваливалась. Дела пошли плохо. Так прошел год.

Иван направил свои усилия на быт, на чтение книг, на изучение компьютера. Он держался на лаву, хотя и понимал, что тонет.

— Алло, это Илия, — неожиданно послышалось в телефоне. — Подожди, выслушай. Не клади трубку. Я хочу извиниться перед тобой за все. Прости меня. Я все поняла. осознала. Я хочу предложить тебе приехать в Одессу и провести еще один семинар. Я все организую. Люди хотят встречи с тобой. Ты приедешь?

Иван не мог долго таить обиды. Ни его стиль. Тем более, что появился реальный шанс поправить материальное положение. И он соскучился по общению с людьми. Ему это было надо.

— Хорошо, — сказал он. Я не обижаюсь. Мы все ошибаемся. Я приеду. Назначай время.

Одесса встретила Ивана теплым солнцем и голубым небом. На автомобильной площадке перед аэропортом стояла сияющая Илия. Она искренне рада, что Иван приехал. Она ждала его, жаждала его. Иван мельком бросал взгляды на декольте Илии, и на этом его интересы к ней как к объекту страсти заканчивались. Все ее привороты и вся ее магия давила на него, но не действовала так, как она себе представляла. Она была в шоке. Она прыгала перед Иваном на задних лапках и старалась всячески ему угодить. В ход шла лесть и услужливость. Иван полностью потерял бдительность, расслабился, успокоился. Он больше не таил на нее обиды и не воспринимал ее как угрозу своей безопасности и комфорту.

Илия сняла для Ивана целый флигель в центре Одессе. Он чувствовал себя королем.

Она рассчитала все верно: семинар, эмоции, уединение, восхищение, знание болевых точек, владение психологическим портретом жертвы. Она любила Ивана. Любила неистово и чертовски. Она горела страстью и страсть сжигала ее изнутри. Она хотела его заполучить, и план ее был близок к развязке. Он снова здесь, снова рядом, снова с ней разговаривает. Он снова на нее смотрит. Теперь-то получится все, что она задумала. Он уже попался в ее сети и ему не выбраться ни по чем.

Иван тоже играл с Илией свою игру. Она не столь грандиозна как у нее и без дальноидущих планов. Он просто хотел секса, денег и почитания его заслуг. Он видел, что Илия страдает. Что ее переполняют эмоции; что ей тяжело себя сдерживать; не легко контролировать. Он знал, что она к нему не равнодушна. И позволял себе причинять ей душевные страдания. Ранил ее какими-то словами. Специально и преднамеренно. Он думал, что это он устанавливает правила игры. Но уже проиграл. Она выиграла.

— Я устал, — сказал Иван Илии после дороги. Спасибо, что встретила, разместила. Теперь я хочу отдохнуть один. Поспать, полежать, телек посмотреть. Освежить материалы для занятий.

— Да, — потупилась Илия. — Да. Отдыхай.

На самом деле Иван не хотел отдыхать. Он хотел Люду. Он позвонил ей, и она вскоре приехала. В ней ничего не изменилось за это время. Все такая же украинская блондинка, вечно спешащая по своим делам.

— Привет, — сказала Люда с порога. — Рада тебя видеть. Ты похорошел. Мне нужна твоя помощь.

Оказывается Люда была замужем. С мужем уже несколько лет не жила. Сейчас она хочет приватизировать их общую квартиру, чтобы потом она досталась детям. Так спокойнее.

— Сделай так, чтобы муж согласился на приватизацию и палки мне в колеса не ставил, — сказала Люда, встав с кровати и надев свое красное платье. — Я побежала.

Иван успокаивающе кивнул головой и пообещал Людмиле, что поможет.

Семинарский день был наполнен общением с учениками и энергетической работой.

После семинара к Ивану подошла Илия:

— Мне нужно с тобой серьезно поговорить. Наедине. Во сколько мне подъехать к тебе?

— Давай прямо сейчас, — улыбался счастливый, востребованный Иван.

— Лучше вечером. Тебе отдохнуть надо. Отдохни, — заговорчески произнесла Илия. — Я тебя напрягать не буду. Я тебе сайт сделала. Хочу презентовать. Покажу как им пользоваться. Надеюсь, что тебе понравится.

Вечером Илия пришла к Ивану во флигель с двумя пакетами. В одном находились подарки для его жены и дочки. В другом ноутбук и туалетные принадлежности.

— Здесь подарки твоей семье, — прищурюсь сказала Илия. Она всегда прищуривалась, когда что-то замышляла. Иван почувствовал холодок в районе позвоночника и сделал вопросительный жест рукой.

— Я просто хочу твоим родным приятное сделать. Да и на память об Одессе. Я же еще косметикой занимаюсь. Тут крема хорошие для жены. Для лица, для рук. Дочке зеркальце. Тебе друза розового кварца. Смотри, какая красивая.

Илия достала из пакета свои подарки и разложила их на столе перед Иваном.

— Не отказывайся, а то я обижусь, жалобно лепетала она. — Я же от чистого сердца.

«Знаю я какое у тебя чистое сердце».- подумал Иван. — «Возьму и по дороге выкину».

И дал согласие подарки принять. Илия благодарно вздохнула и перевела разговор на созданный ею сайт:

— У тебя сайт не яркий, — со знанием дела говорила она. — Я тебе красивый сделала. Его только на сервер закачать осталось. Говори по какому адресу сделать.

Иван с ходу произнес запоминающейся адрес.

— Отлично, — продолжала Илия. — Разобраться тут не сложно. Давай все покажу и расскажу.

Она придвинулась Ивану совсем близко, что тот почувствовал ее кожу и ее дыхание. Ему и нравились эти прикосновения, и одновременно они вызывали у него дискомфорт. Что-то внутри него говорило, чтобы он держался от этой женщины подальше. Противилось ее прикасаниям. В конце концов его мужская природа взяла вверх над разумом, и он позволил себе войти во флирт.

— Теперь мне нужно серьезно поговорить с тобой, — ощутив его положительные изменения, сказала Илия. Я скажу откровенным текстом. Я хочу от тебя ребенка. Не бойся. Я хочу его для себя. Я все рассчитала, продумала. Это — моя кармическая задача. Я составила гороскоп. В нем сказано, что только ты сможешь мне помочь. Ты знаешь, что у меня есть еще дети. Они подвергаются опасности. Чтобы обезопасить своих детей, мне нужно родить еще одного ребенка от сильного человека. От тебя. Я не буду претендовать на твое отцовство. Не буду просить денег. Не буду вмешиваться в твою семью. Я просто прошу тебя: помоги мне. Мужа я не люблю. Я скоро уеду в Америку на постоянное место жительства. Я уже познакомилась с миллионером, и он зовет меня замуж.

Иван разволновался. У него не было своих детей. Он хотел своего ребенка. Очень хотел. Его голова пошла кругом. Но как? Он бесплоден. Он сдавал анализы во многих клиниках. Лечение не приносило результатов. Как он сможет помочь Илии?

— Я могу дать тебе секс, — сказал он ей. — И никаких условий и никаких претензий после.

— Я обещаю тебе, что никогда больше в твоей жизни не появлюсь, — произнесла она. Ребенок никогда не узнает, кто его отец. Он будет жить в другой семье, и будет считать отцом того мужчину, с кем буду.

Иван задумался. Предложение стать отцом волновало его. И он понимал, что не может этого. Он разрывался изнутри на мелкие части. По телу шла дрожь, губы нервно подрагивали. Он пытался сосредоточится на своих рассуждениях, но мысли путались в единый не распутываемый клубок: «Ребенок. Бесплодие. Сказать ей об этом? А секс? Чего себя лишать удовольствий? Никакой ответственности. Я не могу иметь детей. Она обманывала меня. Делала гадости. Это не честно. Обману!».

— Я согласен, — сказал он. — Но только секс будет один раз.

— Надо хотя бы раза три, — заартачилась Илия. — Сегодня, завтра. У меня овуляции еще нет. Клетки не созрели.

— Или один раз, или никак, — твердо отрезал Иван. — Решай.

Илия пошла в душ со своим целлофановым пакетом, Иван устроился на кровати.

Потупив глаза, Илия легла рядом с ним.

«В одежде она красивее», — подумал Иван.

— Я готова, — произнесла Илия.

— Давай без поцелуев и телячьих нежностей, — вздохнул он, уже пожалев о своем согласии.

— Ладно, — чувствуя его агрессию, — быстро произнесла Илия.

Ивана подташнивало. Он лежал на спине и терпел ее ласки. Вскоре механические движения ее тела привели в действие его природных механизм.

— Все, — сказал Иван. — Чаю хочешь?

— Может отдохнешь и еще раз? — произнесла разгоряченная Илия.

— Нет уж. Давай лучше чаю попьем.

Иван чувствовал внутреннее опустошение. Его попользовали. Где его разум? Где воля? А что, собственно, страшного произошло? Ее привороты теперь могут быть сильнее. Теперь у нее есть над ним власть. Какая? Магическая. Интимная связь усиливает действие приворотов. Он почиститься от этого, и все пойдет замечательно. Поездка была хорошая: деньги, женщины, подарки.

Через несколько месяцев Иван развелся с женой. Он не выкинул подарки Илии, и подарил их близким. Такой болван. Отношения в семье Ивана ухудшились, и он принял решение о разводе. Его жена безропотно согласилась. Они расстались и больше не виделись.

Илия родила мальчика. Сообщила об этом Ивану. Иван не принял этого ребенка. Его уверенность в том, что он не от него вросла в его мышцы.

«Как такое может быть?», — думал он. — «Она в эти дни занималась сексом с мужем, от которого уже имеет троих, и вдруг за один раз беременеет от меня, от бесплодного? Что же она все-таки хочет от меня на самом деле? Неужели у нее такая сильная любовь ко мне, что она готова пойти на все, лишь бы быть со мной? Что за любовь такая, которая разрушает все вокруг? Которая не щадит других людей и оставляет душу выжженной пустыней? Я не люблю ее. Не симпатизирую. Она охотилась на меня как на зверя. Ставила ловушки. Что ей от меня надо? Денег? Может она думает, что я богат? Ведь это — не правда. Многие люди думают, что я — богат, но я живу скромно. Любовь на грани сумасшествия. Любовь, в жертву которой приносится окружающий мир. А нужна мне такая любовь? Что с ней делать? Я боюсь такой любви. Я боюсь Илии. Я жалею, что мы встретились вообще».

Илия создала новый почтовый адрес и писала Ивану с него. Она рассказывала о том, как у ребенка прорезаются зубки; сколько он весит; как он делает первые шаги; как он произносит первые звуки и зовет папу. Она описывала его запах. Присылала его фотографии. Она делала все правильно. Все для того, чтобы убедить Ивана в его отцовстве.

При этом она жила в своей семье, со своим мужем и муж заботился об этом ребенке как о всех остальных. Он был для него — настоящим папой.

Иван упрям. Он не верил Илии. Она обманула его своими обещаниями. Обманула его своей тактикой. Она загоняла его как зверя. Она охотилась на него. Выслеживала и преследовала. Она приходила в его снах. Закрывала пути. Ее магия стала сильнее и агрессивнее. Влияла на его судьбу. На его дела. Она обложила его со всех сторон своими установками и мыслеформами. Она рассказывала о ситуации своим знакомым и его ученикам. Настраивала их против него. Она была твердо уверена, что Иван все-таки будет с ней, и действовала рьяно и напористо. Иван болел. Терял. Время от времени испытывал вину и сомнения. Илия требовала признания. Признания ребенка и признания себя. Она хотела, чтобы Иван признал ее значимость в своей жизни! Ее ценность и важность в своей судьбе. Она не могла иначе. Она так любила.

При мыслях о ребенке у Ивана сердце оставалось спокойным. Он много раз возвращался к мыслям о нем, и много раз убеждался, что его душа никак не откликается на его этого малыша. При мыслях о Илии он раздражался. Она захотела поменять его судьбу. Обманом. Иван принял меры по очищению от ее влияния. Применил магию, и почувствовал себя лучше. Мысли успокоились, внешнее давление отступило. Гнетущие состояние постепенно исчезло. Была усталость. Была пустота. Но не было сомнений в том, что он — не отец этого ребенка. Ивану требовалась помощь духов. Он обратился к ним.

Иван — маг, от рождения и по профессии. Ленивый, необязательный, терпеливый, но маг. Он надел свою ритуальную мантию, взял в руки огненный жезл и на восходе солнца обратился к духам. Молитвы его были долгими и протяжными. Он никуда не торопился. Он хотел понять, осознать и расставить по своим местам. Он знал свою Силу. Он просил ее о помощи. Он ждал ее совета. Духи дали ответ, что ребенок — не его. Сиреневый свет заполнил все вокруг Ивана. Она рожала его для себя. Он вырастит прекрасным мужчиной. Другая жизнь. Духи успокоили и взбодрили Ивана. Иван успокоился.

В письмах Илия предлагала Ивану приехать жить в Одессу. Она была готова снять ему квартиру. Готова оформить на него офис, находившийся в ее собственности. Готова была подарить дом. Готова его купить с потрохами.

«Какая цена ее обещаниям? И можно ли им верить»? — рассуждал Иван. — «Точно, нет. И мне ничего этого не надо от нее. Мне нужен рядом человек, которого я буду любить сам».

Он доверился своим духам. Так закончилась эта история. Так случилось в их жизни.